Стюарт Мэри - Лунные прядильщицы - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Поляшенко Дмитрий

Тени у порога


 

На этой странице выложена электронная книга Тени у порога автора, которого зовут Поляшенко Дмитрий. В электроннной библиотеке remob.org можно скачать бесплатно книгу Тени у порога или читать онлайн книгу Поляшенко Дмитрий - Тени у порога без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Тени у порога равен 303.06 KB

Поляшенко Дмитрий - Тени у порога => скачать бесплатно электронную книгу



OCR Fenzin
«Тени у порога»: АСТ: АСТ МОСКВА: Транзиткига; М.; 2006
ISBN 5-17-034971-8
Аннотация
Компания молодых друзей, отправляющаяся в увеселительную «космическую прогулку» на неисследованную планету.
Планету, словно бы обладающую СОБВСТЕННЫМ РАЗУМОМ — и готовую любой ценой избавиться от незванных гостей...
Спасение приходит буквально чудом.
И только потом возникает вопрос: с кем — или с чем — пришлось сразиться недачливым путешественникам? С планетой? Или — с самой Вселенной, почему-то избравшей именно их своей мишенью?..
Дмитрий Поляшенко
Тени у порога
Блаженны тени уходящего мира, досыпающие его последние, сладкие, лживые, так долго баюкавшие человечество сны. Уходя, уже уйдя из жизни, они уносят с собой огромное воображаемое богатство. С чем останемся мы?
Георгий Иванов
Глава 1. Вечная Земля
Все три окна в комнате были распахнуты настежь. Солнце било в окно напротив, в занавеску. Чтобы ее сделать, в свое время Лядову пришлось нарисовать эскиз, подглядывая в разворот размочаленной книги — в предлагаемых терминалом образцах не нашлось ничего подходящего. Сложнее всего было с фактурой ткани. Помучившись день-другой, Лядов наведался в Музей истории. Почему-то казалось важным потрогать древнюю портьеру. Это стоило долгого уговаривания служителя Музея, который никак не мог взять в толк, чем хуже сувенирный кусочек ткани, мгновенно созданный музейным репликатором.
Сумрак в комнате был текучим, неверным: качнет ветер занавеску — на полу вспыхивают горячие солнечные пятна.
Пол не тронут. Видом своим тот вполне походил на циклеванный сосновый паркет — теплый, янтарный, почти живой.
Люстру Лядов изготовил собственноручно — собрал из деталей, по чертежам заказанных синтезатору. Люстра получилась кривоватой, но никто этого не замечал, так как даже само слово было забыто. Лампочку накаливания сымитировать не удалось — для этого пришлось бы создавать электропроводку, выключатель, патрон, цоколь. А чего бы стоило сделать вольфрамовую нить? Внутри плафона вспыхивал стандартный осветительный элемент. В конце концов, важна не тотальная имитация, а настроение.
Проще всего дались обои — скопированный фрагмент стены из давно забытого фильма.
Дверью на петлях, что вела в комнату, Лядов гордился особо. Берясь за тяжелую медную ручку, после которой пальцы несли особый запах, слушая мягкий шепот смазанных — настоящих металлических! — петель, шагая через порог внутрь или выходя, он ощущал необъяснимую значимость, словно приобщался к чему-то. Дверь досталась ему волшебным образом. В поисках новой информации, касающейся предмета его увлечений, Лядов наткнулся на анонс съемок исторического фильма. Он быстро познакомился с режиссером, рассказал о своей страсти и даже указал художнику и костюмеру на мелкие ошибки. Дверь целиком материализовали на большом синтезаторе в студии — вместе с петлями, медной ручкой и ключом в звонко щелкающем замке.
Своей комнатой Лядов был доволен — в последнее время часами сидел в ней, ничего не делая, и чувствовал, что он дома. Обегая взглядом жилище, механически отмечал, что еще можно заменить на милый сердцу анахронизм, вместо того, чтобы заняться чем-нибудь полезным — вот хоть, почитать малоизвестные мемуары, за которыми охотился несколько месяцев. Созерцательное безделье начинало пугать. Впервые в жизни он не понимал себя. Например, зачем, оставаясь в комнате, он запирает дверь на два оборота?..
Лядов опустил тетрадь на колени. Четверть часа он бездумно смотрел на выцветшие строчки, на ворсистую темную бумагу. Вот и этого уже мало. Не читается. Наверное, будь доступным то, что разом и навсегда решило бы его мучения… Но физики соглашались с предшественниками: двигаться против стрелы времени нельзя. Лядов и сам не был уверен, что хочет посетить эпоху своего «душевного томления», как выразился специалист по архивам, с которым он общался много месяцев в поисках редких материалов. Это было любовью на расстоянии, когда избегаешь встреч с предметом обожания, ибо не знаешь, что ему сказать, или боишься разочароваться. Лядов не знал. И боялся. Но с каждым днем становилось все яснее, что тянуть дальше невозможно. Он понял это сегодня утром, едва проснувшись. Несмотря на всепоглощающую увлеченность предметом, тематических снов он не видел, не считая редких выхваченных молнией маловразумительных картинок, которые можно было истолковать как угодно — подсознание до сих пор держало оборону своих тайн лучше микромира. Но было и другое. Сегодня опять приснился этот необъяснимо страшный, мучительно-манящий, как дно бездны, сон. Сон этот без изменений изредка повторялся, начиная с глубокого детства. Первый раз это случилось давно. Темный всесильный ужас тогда вжал пятилетнего Лядова в подушку, заставив в оцепенении, не смыкая глаз, пролежать до утра. Надо было затаиться, не шевелиться и не дышать, чтобы темное, огромное и страшное прошествовало где-то рядом и сверху, лишь задев краем своих одежд. Последний год сон снился чуть ли не каждую неделю.
И вот сегодня снова.
Лядов тут же проснулся сильно бьющимся сердцем и даже торопливо вскочил с кровати, чтобы Корее вырваться из мучительных объятий.
Сон пугал атавистическим ужасом, хотя ничего страшного там не происходило.
Лядов стоял на пятачке полинявшей — то ли выгоревшей, то ли засвеченной ярким мертвенным светом — травы. Источник света всегда располагался слева и чуть сзади, оставаясь невидимым. В остальном почти все вокруг было скрыто черной мглой — ни неба, ни горизонта. Лишь далеко впереди за огромным мрачным кочковатым полем угрюмо колыхались седые океанские валы. Во сне Лядов знал одно: надо во что бы то ни стало быстро перечерпать всю океанскую воду сюда, по эту сторону поля. В руках оказалась чайная ложка, и, сжимая в кулаке бесполезный кусочек металла, Лядов со всей отчетливостью понимал, что не успеет. Он даже не знал, с чего начать. Однако вычерпать воду было крайне необходимо. Застыв на месте, он смотрел на бесконечное поле, на далекие волны, не в силах ни сделать должное, ни отказаться от него. В этот момент степень беспомощности, отчаяния и безнадежности превосходила все мыслимые пределы. Потом все вокруг замирало в ожидании, и появлялось другое ощущение: из мглы над головой начинало что-то стремительно приближаться. Что-то огромное, гораздо большее, чем кочковатое поле, неисчерпаемый океан и безнадежное отчаяние вместе взятые. Лядов понимал, что опоздал.
На этом месте он обычно просыпался.
Ментально-психическое сканирование, сделанное им месяц назад, не обнаружило никаких отклонений. От глубокого ментоскопирования Лядов отказался — не настолько он доверял себе. Ясно одно: архивы — пройденный этап. Больше не хочется пассивно следить за призрачной, давно ушедшей жизнью. Надо сделать что-то другое — новое, неизвестное, — на что-то надо решиться. Вот почему не читается с таким трудом добытый фолиант — он сыграл свою роль и отошел в сторону, открыв дорогу дальше. Значит то, что раньше казалось игрой ума, обретает вполне реальные контуры. Какие контуры? О каком воплощении можно говорить в его ситуации? Лядов не понимал. Что-то вело его, подталкивало в нужную сторону, незаметно и терпеливо, как несмышленыша.
Лядов закрыл тетрадь и просидел в неподвижности до полудня, задумчиво перебирая и рассматривая все, что скопилось в душе.
Горячие солнечные зайчики больше не прыгали по полю, Солнце поднялось к зениту.
Поморгав и глубоко вздохнув, Лядов потянулся в кресле, огляделся. Посмотрел на видеофон — единственную современную вещь в комнате, ничем даже не задрапированную, в отличие, например, от стола под псевдоскатертью. И вызвал Трайниса.
На экране появилась стриженная голова на фоне густо-синего неба. Стадо ослепительно белых облаков кучковалось над далеким горизонтом. Гинтас Трайнис щурился от солнца. Встречный ветер мял его короткие волосы. Он мельком посмотрел на Лядова:
— Привет, Слава.
— Здравствуй. Ты где сейчас?
Трайнис не прореагировал — так был сосредоточен. Ветер монотонно гудел на ребрах открытой кабины. Профессиональный шик — висеть в нескольких километрах над землей со сдвинутым блистером.
— А почему ты раскрылся?
— Загораю.
— Идешь на рекорд, — глубокомысленно проговорил Лядов. — Понятно.
Трайнис всегда перед связкой сумасшедших фигур высшего пилотажа так парил — настраивался.
— Ладно, не буду тебе мешать. Но смотри — есть у меня идея, и я думаю — дай позвоню тебе. А ты, видишь ли, занят…
Лядов замолчал, как бы сомневаясь — надо ли рассказывать Трайнису?
Тот перестал гипнотизировать лобовое стекло и повернулся к Лядову:
— Я скоро освобожусь. Идея потерпит?
— Идее все равно, а я потерплю.
Трайнис покрепче взялся за штурвал:
— Будешь у себя? Я перезвоню.
— Ты мне нужен сам.
— Я прилечу.
— Заметано.
Уже почти без колебаний Лядов позвонил Вадковскому.
На траве под белой ребристой стеной среди раскиданных незнакомых и полузнакомых предметов сидел Роман и остервенело точил напильником что-то металлическое. Посмотрев в сторону призывно сверкнувшего видеофона, он бросил инструмент и приблизился. Левую руку ему оттягивало что-то увесистое и блестящее.
— Привет, — сказал Лядов.
— Привет, — буркнул Вадковский. Он был грязен, потен и хмур.
— Работаешь? — вкрадчиво осведомился Лядов.
— Ты понимаешь, что ты мне подсунул?! — вскричал Роман.
Лядов удивился:
— Конечно.
Вадковский брезгливо посмотрел на свободную руку, поднес ладонь к экрану:
— Смотри. Идея дурацкая. Жара проклятая. Кибер — идиот. Дал ему вчера задание, так он ночью спонтанно перешел на какую-то шестидесятеричную систему, изменил, гад, топологию и утром выдал деталь. Вот.
Роман показал замысловатую штуковину и безнадежно швырнул ее за спину. Глухо шмякнувшись, штуковина тяжело подпрыгнула в короткой траве.
Лядов развеселился, приглядевшись.
— Ты забыл снять с кибера прошлое задание. Шестидесятеричная шумерская система, если помнишь. Делать надо все самому, ручками. Там у тебя кибера не будет.
Вадковский посмотрел на деталь:
— Все равно он дубина.
Он вытер ладони о майку, сунул руки в карманы:
— Ну, чего ты улыбаешься?
— Я предупреждал, что на пути становления прогрессора могут быть трудности. Представь, что ты выпал в тайге с одним ножом в руках. Или с кипятильником в пустыне… ха-ха!
Вадковский шутку не понял, отрицательно помотал головой:
— По моей легенде я оказался в средневековой деревне с пустыми руками, но со знанием законов физики. Ты решил помочь морально? Бери-ка лучше второй напильник и прилетай. Будем делать вместе эту… как ее? Ступицу. По той же легенде я нанялся в помощники к кузнецу, и для проверки профпригодности он дал мне починить телегу. Как они на этом ездили?..
— Сам прилетай. Нет у меня напильника.
— А что есть — второй полоумный кибер?
— Есть идея.
Опять полоумная?
— Да. — Лядов помолчал. — Наверное.
Вадковский с радостной многозначительностью поднял палец:
— Во! Это мой крест. Что за идея?
— Вообще-то скоро будет Гинтас.
Роман преобразился:
— Лечу. Только окачусь. Что за идея-то? — Он торопливо стягивал майку.
— Давай-давай, прилетай.
— Я мигом!
Лядов удовлетворенно откинулся в кресле. Спохватившись, он перегнулся через подлокотник, дотянулся, повернул ключ и распахнул дверь.
Через десять минут в дом бесшумно вошел Вадковский. Он был чисто вымыт, причесан и облачен во что-то легкомысленное с короткими рукавами и штанинами — свою любимую одежду. Они молча приветствовали друг друга по-старинному — ладонью к виску.
Вадковский искательно огляделся и уставился на Лядова. Тот отрицательно покачал головой.
Как всегда Роман занял место под книжной полкой: разложил на максимум комфорта кресло — плед, которым оно было укрыто, не изменился за сотни лет, — не глядя выдернул из строя над собой потертый фолиант и раскрыл его наугад. Светлые глаза его двигались под полуопущенными ресницами, в расслабленной позе была жизнерадостная небрежность.
Лядов опустил затылок на спинку кресла и стал смотреть на залитые солнцем верхушки яблонь, пронзительно зеленеющие за окном.
Над домом просвистело. Хлопнул фонарь глайдера и на дорожке проскрипели быстрые шаги.
Вадковский перевернул страницу.
Ворвался раскрасневшийся и встрепанный Трайнис. Он встал посреди комнаты и начал отдуваться.
— Опять. — Роман, не произведя ни одного лишнего движения, посмотрел поверх страницы. — Что на сегодня?
— Семьдесят семь оборотов в трех плоскостях на нижней параболе в полной связке со свободным ускорением без гравикомпенсации. Рекорд. Личный.
Трайнис повалился в кресло, разбросав руки и ноги, шумно дыша в потолок.
— Какой же у тебя нижний предел? — удивился Вадковский и даже поднял голову над книгой.
— Пятьдесят сантиметров.
Трайнис ладонями помассировал горящее лицо.
— Но на пятистах это больше допуска. — Вадковский заложил страницу пальцем.
— В том-то и дело. — Трайнис обратил прояснившийся взор к Роману. — Что за чудо — вселенная кувыркается вокруг тебя, а ты сжимаешь штурвал.
— А на нижней параболе у тебя сколько?
— До пяти, — Трайнис взглянул на Лядова. Тот сидел, опустив глаза. Во взгляде Трайниса мелькнуло беспокойство.
— Пять? — Вадковский уважительно хмыкнул. — Перегрузки не мешают?
— Я привык.
Лядов разглядывал носок своей туфли.
Вадковский открыл было рот.
— Рома! — укоризненно одними губами сказал Трайнис.
Роман с изумлением вытаращился. Трайнис показал глазами на Лядова. Вадковскй хлопнул себя ладонью по лбу.
— Мы готовы, — сказал Трайнис, заметив краем глаза что-то новое — пестрое пятно на стене. Он не сразу сообразил, что это фотокалендарь. Одно из анахроничных украшательств, которыми Лядов внезапно окружил себя в последний год. Дата на календаре — январь 2001 года. Давненько.
Лядов некоторое время молчал.
Вадковский тихонько вернул книгу на полку, потянулся и заложил руки за голову.
— Один мой знакомый ретропсихолог… — сказал Лядов. Помолчал. — Так вот, он разрабатывает тему «Способы реализации замещающих субъективных представлений о мире».
— Не понял, — сказал Вадковский. — Мечтания, что ли? Или эти… грезы?
— Вчера он уехал изучать найденные в архивах неизвестные книги. Одна из его работ посвящена так называемому побегу. Забытое слово. Я много читал по этой теме. И у меня возникла идея. Я предлагаю… — Лядов задумался. — …повторить историю на новом витке. Настоящий побег. Никакой имитации. По некоторым причинам я не хочу делать это один, и я приглашаю вас в команду.
Они поднял глаза.
Трайнис и Вадковский с серьезными лицами смотрели на него, словно он сказал невесть что сложное, требующее тщательного обдумывания.
Лядов удивился:
— Что вы молчите?
Ребята переглянулись.
— Гинтас, ты чего молчишь? — спросил Вадковский.
Трайнис с непонимающим видом сказал:
— Вообще-то нас никто не держит. И не вижу ничего вокруг, что могло бы…
Лядов спокойно кивнул:
— Знал, что ты это скажешь. Да, было другое время, было совершенно другое общество. Все так.
— Кстати, — воскликнул Вадковский, — а ты не читал книги тех времен о наших временах? Уверяю тебя — занимательное занятие. Половина авторов строила лучшие миры завтрашнего дня, то есть, наоборот, мысленно бежала к нам. Ты же хочешь сделать совсем обратное, если угодно — антифантастику. Я о таком еще не слышал.
— Фантастика… Не читал я древнюю фантастику. — Лядов поморщился. — Не люблю. Я не вижу смысла в спекуляции тенденциями и в квазиэкзистенциальном эскапизме.
— Поаккуратнее с терминами, — строго сказал Вадковский. — Среди нас есть неподготовленные люди и дети.
— А ты откуда знаешь? — Трайнис весело глянул на Романа.
— Представь, я кое-что читал, — сказал Вадковский. Он провел пальцем по рваным корешкам над головой.
— Интересно. Роман, и ты тоже хочешь убежать?
Вадковский рассмеялся:
— Нет. Но размяться не прочь.
— Мне много чего рассказывал этот знакомый, — не слыша их, продолжил Лядов. Речь его была медленной, он вкладывал в каждое слово больше, чем оно могло вместить. — Он жаловался, что нет настоящего материала.

Поляшенко Дмитрий - Тени у порога => читать онлайн книгу далее

Было бы прекласно, чтобы книга Тени у порога автора Поляшенко Дмитрий вам понравится!
Если так выйдет, то можете порекомендовать книгу Тени у порога своим друзьям, дав ссылку на страницу с произведением Поляшенко Дмитрий - Тени у порога.
Ключевые слова страницы: Тени у порога; Поляшенко Дмитрий, скачать, читать, книга, онлайн и бесплатно