Паустовский Константин Георгиевич - Судьба Шарля Лонсевиля - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Курланд Майк

Десять Лет До Страшного Суда


 

На этой странице выложена электронная книга Десять Лет До Страшного Суда автора, которого зовут Курланд Майк. В электроннной библиотеке remob.org можно скачать бесплатно книгу Десять Лет До Страшного Суда или читать онлайн книгу Курланд Майк - Десять Лет До Страшного Суда без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Десять Лет До Страшного Суда равен 126.54 KB

Курланд Майк - Десять Лет До Страшного Суда => скачать бесплатно электронную книгу


Майк КУРЛАНД
ДЕСЯТЬ ЛЕТ ДО СТРАШНОГО СУДА

Авторы пользуются предоставившейся
возможностью, чтобы посвятить эту
первую совместную работу друг другу.

1
"Террэн бивер", легкий крейсер Военно-Космического Флота Федерации,
осуществлявший обычное патрулирование, вот уже двадцать седьмой день
неторопливо продвигался в районе выступающего конца на краю галактики.
Работа на борту, как и всегда до этого дня, представляла собой для экипажа
не более чем длительный период откровенного безделья, поскольку все, что
требовалось делать, выполнялось системами корабля в автоматическом режиме,
оставляя одиннадцати членам экипажа возможность заниматься чем угодно,
оставаясь в то же время по форме космонавтами.
В 15 часов 20 минут по Гринвичу на экранах дальнего обнаружения
появилась неопознанная вспышка. Впередсмотрящий оператор третьего класса
БЧ-1 Рич Хэлн, в функции которого входило наблюдение за экранами
локаторов, с явным неудовольствием оторвав голову от космического
детектива, большим пальцем небрежно нажал тумблер, включавший запись.
Впрочем, в этом вовсе не было необходимости, поскольку автоматика корабля
сама включила запись еще три минуты назад. Сделав эту нехитрую и, хотя и
ненужную, но обязательную по вахтенному расписанию операцию, БЧ-1/3 Хэлн,
не подозревавший о том, что только что ступил своей ногой в историю, с
чистой совестью возвратился к детективу.
В 15.45 "Бивер" прервал увлекательное занятие Хэлна, вежливо пропищав
ему "Пи-и-и". Он вяло глянул на экраны и вдруг его вялость как рукой
сняло. Неопознанное пятнышко успело вырасти за эти двадцать пять минут в
космический корабль хотя и неизвестного происхождения, но явно
крейсерского класса. Как неистовый пианист Хэлн стал нажимать на торчащие
перед ним кнопки, посылая по всем помещениям корабля трели звонков,
сигналы тревоги, включая всевозможные автоматические устройства, которыми
был напичкан корабль. Завершив эту церемонию включением первой в истории
корабля Общей Тревоги, он снова облокотился о спинку кресла и стал ожидать
дальнейшего развития событий.
В направлении неизвестного корабля на всех мыслимых частотах
направлялись стандартные сигналы опознания; капитан и состоящий в штате
корабля ксенолог - специалист по контактам с населением других планет -
прибыли на мостик одновременно, причем оба озабоченно бормотали что-то
себе под нос. Весь "Террэн бивер" пришел в невиданное возбуждение.
Это был Контакт! По мере увеличения изображения на экранах
становилось все более очевидным, что неизвестный корабль принадлежал к
совершенно неизвестной расе - первой новой цивилизации, с которой
Федерация столкнулась за более чем три тысячи лет. Будет установлена
связь, пришельцам будет сделано приглашение вступить в Федерацию и они,
несомненно, примут это приглашение; все члены экипажа "Бивера" станут
героями, получат огромные наградные, и...
В 15.51 неизвестный корабль открыл огонь из довольно внушительной
батареи орудий. Защита "Бивера", никогда до этого не использовавшаяся,
отбила его автоматически; аналогичные противоогневые меры были приняты
корабельным компьютером, а в 15 часов 51,0685 минуты неопознанный корабль
превратился в расширяющееся облако ярко светящегося газа, пригодного разве
что для спектроскопического анализа.
Этим и закончилась первая битва в космосе, которую провели
представители Военно-Космического Флота Федерации за почти тысячу лет.
"Террэн бивер" развернулся и взял курс в сторону дома.

2
- Побрали б черти эту ночь глухую, что Мать своим вниманьем обделила!
- Хард Гар-Олнин Саарлип специально нырнул в самый темный подъезд, который
только мог найти, продолжая беседу с самим собой осторожным шепотом. - Ни
кошелька, бредущего в тиши, ни деньгами звенящего кармана. Не ходит знать
по этим улицам ночным. Видать, придется мне уснуть таким голодным, каким
ни разу раньше не бывал.
Хард был поэтом по профессии, как он с гордостью любил говорить себе;
когда-то он был придворным бардом очень знатного барона, который, к
сожалению, умер, не успев оставить завещания и предоставив таким образом
Харду выбор - либо продать свою трудовую закладную какой-нибудь увядающей
старой карге, любительнице острых ощущений, либо плюнуть на закладную,
убежать куда подальше и стать вне закона. Для Харда Гар-Олнина Саарлипа,
поэта и сына поэтов, это не давало практически никакого выбора, если
хорошенько разобраться.
- Увы, прохладна ночь, - напомнил он себе, - и не проходит мимо
никто, кто был бы состоятельней меня. О Мать, исполни для меня одно лишь
скромное мое желанье: пошли сюда купца, бредущего неровным пьяным шагом;
иль на худой конец ученика бармена, ночную выручку несущего домой. Хотя
постой, бармена мне не надо. - Он поразмышлял некоторое время. - С той
публикой порой шутить опасно: недружелюбны к нам они бывают, с деньгами
расставаться не хотят. - Он поежился от холода.
Кроме занятия поэзией, Хард был еще и уличным разбойником,
карманником, просто вором, клятвопреступником и вообще был готов на любое
уголовное преступление, когда в этом возникала нужда и появлялась
возможность. Хотя его уголовная деятельность вероятнее всего должна была
привести его к столбу и Проклятью Матери, уголовщина была традиционным и
даже почетным занятием для поэтов планеты Лифф. И Хард мог всегда
успокоить себя сознанием того, что его казнь, если ее хорошо обставить,
сделает чудеса для его славы, вызовет немедленный всплеск интереса к его
поэмам и сильно обогатит его издателей и наследников, если только таковые
у него когда-либо будут.
По-зимнему пробирающий до костей ветер нервно трепал пламя стоящего
на углу газового фонаря, который отбрасывал зловещие тени на теснившиеся
по сторонам узкой улочки дома, сработанные из толстых бревен. Хард начал
дрожать от холода.
- Так снизойди же, о Мать, до преданного тебе, хотя и недостойного
сына, выполни одну единственную его просьбу, и тогда... - при звуках
осторожных шагов, доносившихся прямо из-за угла, Хард прекратил свое
нашептывание, еще глубже спрятался в тень подъезда и затих, все еще дрожа
от холода.
Высокий, худой молодой человек в теплой и дорогой одежде вышел из-за
угла и остановился в нерешительности. Было видно, что он ищет табличку с
названием улицы или хоть какой-то указатель. Не найдя ничего подобного, он
медленно направился как раз к тому месту, где прятался Хард.
- Никчемный отпрыск Твой Тебя благословляет! - пробормотал Хард на
тот случай, если Мать все еще слушает его.
Незнакомец явно был в растерянности. Более того, покрой и качество
его добротной одежды и приятная округлость его кошелька свидетельствовали
о том, что он богат. Поскольку он был богат и побрит наголо, в то время
как все богатые люди Лиффдарга носили холеные бороды, незнакомец был,
скорее всего, иностранцем, возможно, купцом из западного портового города
Фрейдарга; его ни в коем случае нельзя было упустить, даже если бы Харду и
пришлось обойтись с ним грубо. И что было совсем хорошо, так это то, что
иностранец шагал тяжело, медленно и неровно, что могло означать одно - что
был пьян и относительно беспомощен. Хард забыл о холоде.
Проходя мимо Харда, иностранец пристально всматривался в дома на
противоположной стороне. Хард тихо поблагодарил Мать за такое
благословение.
Узкая улочка извивалась как ручеек, потому что планировка Лиффдарга
осуществлялась как бы скотом, пасущимся на выгоне. Иностранец направился к
неосвещенному повороту, Хард выскользнул из подъезда и стал осторожно
красться за ним.
Нож Харда был в его руке - единственно лишь для того, чтобы
использовать его в качестве угрозы, с неохотой напоминал он себе, думая о
жестоких наказаниях за убийство богатых людей; к счастью, в его кошельке
совсем не было металла, звон которого мог бы выдать его, и поэтому он мог
без труда соблюдать необходимую для такого дела скрытность. Даже очень
пьяный иностранец, и особенно очень молодой, мог оказать сильное
сопротивление в случае, если его вспугнуть.
Иностранец повернул за угол и вошел в тень. Хард дал ему возможность
уйти вперед, а затем последовал за ним.
Силуэт иностранца выделялся на фоне далекого фонаря на винной лавке,
а сам Хард был невидим - как ночь в ночи. Вот сейчас самое время. Один
удар ребром ладони по затылку, единственный удар, и Хард будет целый месяц
есть первосортное мясо и пить самые тонкие вина.
Распрямившись, как закрученная до упора пружина, Хард совершил
бросок. И, как плохо привязанный мешок с сеном, повалился на
отблескивающие от сырости камни мостовой к ногам иностранца.
С позиции, в которой он оказался на камнях, Харду была хорошо видна
опускающаяся на его шею подошва сапога иностранца. Дело принимало плохой
оборот.
- О, Ваша Честь, молю вас о пощаде, - униженно взмолился Хард. - Я
ведь всего лишь жалкий бард; так низко пасть, дойти до крайней точки лишь
голод вынудил меня, да крики ослабевших деток, что дома хлеба ждут; и если
б не нужда, то никогда бы не посмел я взяться за такое непристойное
занятье.
Затем, поняв, что сейчас находится в положении, которое готовил для
иностранца, и что не было никакого выхода из такого неблагоприятного
обмена ролями, он прервал свои поэтические излияния и спросил:
- Как это все случилось?
Оказалось, что иностранец нисколько не встревожен.
- Рычаг и точка опоры, - спокойно ответил он. - Элементарные законы
физики, и все. Не будете ли вы так любезны объяснить мне, как пройти к
дому Тарна Гар-Террэна Джеллфта, Лечащего врача Короля и прочее, и прочее?
- Выходит, то, чем брошен я на камни, вы физикой зовете, Ваша честь?
- Древнее название этому - дзю-до, если это о чем-то тебе говорит, в
чем я сомневаюсь. Где живет доктор Джеллфт? - Казалось, что иностранец не
замечает того факта, что его нога тяжело и надежно опирается на тонкую шею
Харда.
- Мой господин, неужто так жестоко вы собираетесь отдать меня
гвардейцам? - Хард, наоборот, очень явственно ощущал на себе ногу
иностранца. Казалось, что с каждой секундой она становится все тяжелей.
- Конечно, нет, дружище. Мне нужен дом доктора, а не твоя кровь.
Однако, если только ты... - иностранец сделал паузу.
Харду вовсе не хотелось знать, чем именно иностранец собирается
закончить это предложение, поэтому он снова залепетал:
- Запутаны так улицы Лиффдарга, что заблудиться в нем труда не
составляет. И часто даже так бывает, что тот, кто города не знает, вдруг
пропадает без следа. - Нога иностранца вдруг стала намного тяжелее, и Хард
сбился с размера своей поэтизированной речи. - Но дом Преподобного Лорда
Хирурга Тарна Джеллфта, достойнейшего сына своего великого отца Терра (в
отношении которого, признаюсь вам, мне известно очень мало), находится
всего в семи кварталах отсюда, и я, хорошо знакомый со всеми улицами
города... я буду рад проводить вас туда, если Ваша Честь того пожелает, -
еле дыша закончил он свою тираду.
Иностранец поднял поэта с мостовой и, закрутив его руку назад таким
хитроумным манером, который обещал причинить сильную боль в случае
малейшего неповиновения, сказал:
- Веди, я пойду за тобой. Причем совсем близко от тебя, как ты сам
сможешь убедиться.
Некоторое время они двигались молча. На тот случай, если Мать все еще
слышала его, Хард заполнил свою голову молитвами о помощи. Но, поскольку
она сыграла с ним такую нечестную и от начала до конца грязную шутку, он
практически не надеялся, что она услышит его.
Иностранец прервал мольбы Харда:
- Сынок, вы все, жители Лиффдарга, всегда разговариваете
стихотворными размерами? И если это так, то можно ли говорить белыми
стихами, или они должны обязательно быть рифмованными?
- Что?
- Я сказал, что...
- Нет, Лорд, я вас хорошо понял. Неужели вы тоже поэт? - Похоже было,
что Мать в конце концов была на стороне Харда. Гильдия Бардов запрещала
поэтам предавать друг друга.
- Ага, - тон иностранца выдавал явное облегчение. - Вижу, что
стихотворный размер в разговоре вовсе не обязателен. Великолепно. Это меня
беспокоило. Образовательные кассеты ничего не упоминают о поэзии, и я не
думаю, что остальные члены экипажа смогли освоить правила стихосложения.
Лиффанское наречие и так достаточно сложное, даже если на нем
разговаривать прозой.
- Образовательные кассеты? - Этот человек был явно иностранцем, это
безусловно, но где в Сокровенном Саду Матери он научился таким мудреным
словам?
- Ты все равно не поймешь, сынок. Скажи мне, у тебя есть имя?
Имя?! Хард размышлял, стоит ли раскрыть свое имя этому иностранцу,
который оказался вовсе не поэтом. И с другой стороны, с одной рукой в
таком опасно закрученном положении, разве можно лгать?
Они шли узким переулком. Из его темноты появился чрезвычайно пьяный
молодой вельможа. Длина его бороды была никак не меньше локтя, что, с
учетом моды, свидетельствовало о том, что он был по крайней мере не ниже
подгерцога.
- С дороги, ты проклятый Матерью подонок! - грубо прорычал вельможа.
- В чем дело? - спросил иностранец. Хард пытался утащить его в
сторону, но иностранец предпочел остаться на месте; Харду не оставалось
ничего другого, как остаться вместе с ним.
- Ага! Они не повинуются! - пьяный вельможа был чрезвычайно доволен.
- Гарлин, Тчорнио, идите сюда и посмотрите на игру, которую нам подарила
Мать!
В круг света ступили еще два вельможи. У всех трех были бороды в
пол-локтя, все трое были одеты в богатые расписные одежды, все трое были
очень молоды и пьяны, а теперь все трое еще и вынули шпаги из ножен. Хард
вручил свой дух в руки Матери.
- Чего вы хотите, ребята? - спросил иностранец.
- Мы хотим развлечься, ты голобородый простолюдин, - чванливо ответил
один из молодчиков.
- Ваша желтая кровь как раз сгодится для этого, - добавил второй.
Первый молодой вельможа прочистил глотку и четко и громко сделал
такое заявление:
- Твоя мать продала себя иностранцам. - Такое заявление было бы
оскорбительным в культуре любого народа; что же касается цивилизации,
боготворящей Мать-богиню, такое заявление было открытым проявлением
намерения убить либо быть убитым самому.
Иностранец высвободил Харда, шепча ему:
- Считай себя покойником, если попытаешься бежать. - Затем, обращаясь
к молодчикам, заявил тоном, не терпящим возражений: - Иностранцы
отказываются покупать ваших матерей. - И добавил в наступившей тишине: -
Вы - прижитые вашими матерями на стороне ублюдки. - Он явно был готов
развивать эту тему и дальше до самого утра, но прежде, чем он начал
очередную вариацию, вельможи двинулись на него.

Курланд Майк - Десять Лет До Страшного Суда => читать онлайн книгу далее

Было бы прекласно, чтобы книга Десять Лет До Страшного Суда автора Курланд Майк вам понравится!
Если так выйдет, то можете порекомендовать книгу Десять Лет До Страшного Суда своим друзьям, дав ссылку на страницу с произведением Курланд Майк - Десять Лет До Страшного Суда.
Ключевые слова страницы: Десять Лет До Страшного Суда; Курланд Майк, скачать, читать, книга, онлайн и бесплатно